Обязательно к прочтению участникам бреветов!!!

Дорогие друзья!

Когда-то на этом месте были бодро-радостные страницы, посвященные веломарафонам (за 2002 и 2003 годы). На этих страницах было весело: веломарафоны — это круто, это просто безобидные длительные веселые прогулки…

Но жизнь обернулась несколько иначе. По заключению официальной медицины — я вследствие марафонов лишился здоровья навсегда (но, не теряю надежды вылечиться). И в этом я не одинок, к превеликому сожалению.

Почему же так получилось?

В частности — потому, что мне никто не сказал о возможных последствиях веломарафонов, о том, что значат те или иные симптомы, и о многом другом. Конечно, моя доля вины в происшедшем велика, и я не снимаю ее с себя, но все же — если бы знать о вероятных последствиях марафонов, все было бы иначе. Уверен, что в мире есть немало неопытных и азартных ребят вроде меня. Вот для них — и написан этот материал. Чтобы у людей не создавалось одностороннего впечатления об веломарафонах.

Подтолкнула меня к тому случайно залетевшая ко мне переписка Василия Клеина с Андреем Ханолайненом (руководителем велоклуба «Балтийская Звезда«) — но эти письма увидят далеко не все. Сайт же — может увидеть каждый.

Дело, по большому счету, вот в чем. Любой спорт имеет свои профессиональные заболевания. У велоспорта — это, в частности, травмы коленных (и, в несколько меньшей мере, тазобедренных) суставов, потому что колени велосипедиста испытывают длительную и неестественную (с точки зрения физиологии человека) нагрузку. В случае, если это воздействие на колени не очень продолжительно, и чередуется с достаточным отдыхом — оно не ведет к проблемам. Но длительные марафоны — это время работы суставов на износ без восстановительного периода (количественные изменения приводят к качественному скачку). Именно поэтому — веломарафоны не совместимы со здоровым образом жизни, как сказал Вячеслав Шаламов из Первоуральска. И мне хочется предостеречь об этом всех людей, которые участвуют или планируют начать участвовать в веломарафонах. Веломарафоны — это не просто «длительные прогулки», как это понимается под словом «бревет». Веломарафоны — это жестокий и травматичный спорт. С той лишь разницей, что спортсменам платят деньги, а тут ты уродуешься сам (и гробишь технику, но это уже мелочи по сравнению со здоровьем) — за бесплатно.

После публикации этого материала люди задавали мне недоуменные вопросы — а ты что, не чувствовал, что у тебя с коленями «что-то не то», когда ехал, преодолевая боль на протяжении тысяч километров? Конечно, чувствовал.

Маленький экскурс в теорию.

Советский разведчик Виктор Суворов в своей книге "Аквариум", хотя сам он, насколько я  понимаю, не является спортсменом, очень четко и доходчиво выразил суть дела. Для роста в любом виде спорта нужно выполнение двух условий. Условие первое - регулярность тренировок. Однако, если ты каждый день будешь поднимать утюг по одному разу каждой рукой, мышцы у тебя не вырастут. Выносливость (силовая выносливость, скоростная выносливость, функциональная мощь) - останется на прежнем уровне. Для того, чтобы двигаться куда-то, необходимо выполнение второго условия - каждая тренировка должна быть попыткой побить свой вчерашний рекорд. Конец тренировки превращается в испытание воли, потому что человеку больно (в основном болят мышцы, но и суставам перепадает). И вот только в этом случае происходит рост спортивных показателей. Это, конечно, во многом преувеличено, но суть дела указана верно. Иного пути в спорте - нет. А веломарафоны - это, несомненно, спорт. От бега трусцой никто еще спортсменом не становился. Моя мама, в свое время входившая в сборную России по лыжным гонкам, рассказывала мне много чего. Например, у многих лыжниц, особенно в эстафетных гонках, напряжение достигало таких пределов, что сквозь поры кожи выступали капельки крови (особенно на щеках). Кровь из носа, от повышающегося давления, - норма. Понятно, что человек в это время не чувствует себя комфортно. Но последствий таких перегрузок конкретно у нее сейчас нет (и не было), лыжи - это не велосипед, травматизм суставов и мышц там намного меньше.

Поэтому, по крайней мере мне, ясно: спорт и боль — неразделимы. Это не значит, что спорт стОит того. Боль же, в свою очередь, означает травмы. И вот тут мы подходим к ответу на вопрос — а почему же я себя так по-дурацки вел (упорно ехал, даже если больно?). Дело в том, что из необратимых травм у меня была, пожалуй, только начинающееся расслоение сетчатки глазного дна (от резких перемещений головы и корпуса во время занятий у-шу и боксом). Когда мне сказали про это дело, и предупредили: «парень, лучше не надо», я с тех пор ни разу не вышел на ринг и на татами. Остальные же травмы — да, больно было, но все, рано или поздно, заживало. И теперь я не вспоминаю о порванных мышцах и сухожилиях, сломанных пальцах, отбитых внутренних органах. Это все прошло, ибо эти травмы, по большому счету, обратимы, и долго мне не досаждали. Были у меня и боли в суставах (начались они на веломарафонах). Но после сезона 2002 года, когда я прошел (без учета тренировок) 2500 км одних зачетных марафонов (200 — 300 — 400 — 600 — 1000 км с разрывом в 10-12 дней), суставы сильно болели, но с окончанием марафонского сезона колени прошли за несколько недель, всю зиму на байке я месил сугробы и о них не вспоминал. В 2003 году я тоже думал — поболит, и перестанет, как всегда раньше было. Если бы тогда, в разговорах со своими старшими товарищами, я хоть раз услышал слово «НЕОБРАТИМОСТЬ«, я никогда больше не вышел бы на старт марафона. Если раньше мне ума хватало оставить вид спорта, ведущий к инвалидности, то сейчас — и подавно хватило бы. Но такого слова я не услышал. По крайней мере, не помню…

Даже, скорее, наоборот. После сезона квалификационных марафонов 2003 года, когда всем, читавшим мои рассказы, уже было ясно, что колени приказали долго жить — некоторые марафонцы уговаривали меня ехать в Париж, на марафон 1200 км. Один из них считал, что боль в суставах через пару месяцев если не пройдет, то по крайней мере ослабнет. Даже после того, как они вернулись из Парижа, а я в это время сходил в поход (в котором окончательно стало понятно, что я стал инвалидом) — другой из моих товарищей написал мне, что я «зря не поехал». Как я понимаю, люди просто не знали о том, что такое деформирующий артроз, и с чем его едят (симптомы, причины и пр.). Несмотря на то, что это — лучшие веломарафонцы России. Правда, впоследствии выяснилось (из серии статей на клубном сайте, последовавших после публикации «Русской рулетки»), что в клубе есть люди, которые неплохо знают, что такое проблемы с суставами. Просто эти люди почему-то молчали, когда было еше не поздно… Что ж, тем нужнее для людей мой материал. Я — не буду молчать, если мои слова могут сохранить здоровье хотя бы одному человеку. Ведь для кого-то — еще не поздно!

Плюс к тому — были у меня проблемы с суставами в свое время. Правильным дыханием, в числе прочего, я избавился от этой проблемы (хотя есть что вспомнить!). И, в частности, этот немалый успех обусловил мою подспудную уверенность в том, что все проблемы с суставами — обратимы. Однако это не так. Суставы я пытаюсь и буду пытаться восстановить, но даже если мне удастся сделать это, могу сказать одно — это крайне трудно. Если вообще возможно…

Я предупреждаю всех желающих принять участие в веломарафонах! Веломарафоны не имееют ничего общего со здоровым образом жизни. Веломарафоны — это жестокий и травматичный спорт, а не «безобидные длинные прогулки», как это рекламируется веломарафонскими клубами. И, с большой долей вероятности — веломарафоны могут навсегда изуродовать Ваши суставы!

Интересный аспект. Веломарафон, как мне думается, может пройти без последствий только для регулярно тренирующегося (причем под контролем специалистов) человека. К тому же обладающего очень хорошим здоровьем. Но рассчитан-то веломарафон именно на любителей! На тех, у кого нет времени на регулярные тренировки, на людей, у которых работа (требующая много времени) и семья (которой тоже нельзя не уделять немалое время). Если человек, как я, проезжает каждый день 20-30 км (да еще выходные 50-100 км — и это все, что можно выкроить любителю), нагрузка по 400-500 км несколько дней подряд — это шок для суставов. Даже у профессионалов — гонок выше 200 км, насколько я знаю, не существует. А марафоны с 200 только начинаются… Причем — я могу начать квалификационные марафоны с 600 км (пропустив все предыдущие), и меня не спросят — а ты вообще-то тренировался нынче? Повод задуматься: имеем нагрузки, достойные профессионалов, при явно недостаточной подготовке (у любителей подготовка достаточной быть просто не может) и полном отсутствии тренерского контроля. Личный контроль тренера (специалиста) в спорте — весьма важен, ибо по книжкам (или в Интернете) еще никто ничему путному не научился. Можно научиться разве что в шахматы играть. Но не ездить марафоны…

Рассказывает Алексей Никандров, тренер велошколы, г.Асбест:

"Проблем с коленями в велошколе нет, потому что с первых дней обучаем частоте педалирования, примерно 100 и не менее 80. Занятия - 6 дней в неделю. Разминка, в том числе на гибкость, ОФП. Подскоки, 200-300-400 раз, смотря по готовности спортсмена. Очень важную роль играет правильность установки контактных педалей. Поставил криво - сустав работает не симметрично, загубить можно очень быстро, буквально за несколько тренировок. Сначала ставили по рисунку в книжке "Гоночные велосипеды", сейчас натренировались, на глаз. 
Кроме того, сопровождая группу в машине, сзади наблюдаю, там видно, если шипы неправильно стоят."

Алексей Никандров — пример того, как забота тренера сохраняет здоровье подопечным.  В то же время, есть спортивные секции, где первые стадии деформирующего артроза можно видеть у 14-летних мальчишек и девчонок. Это примеры совсем другого отношения тренера к подопечным. IMHO, место таким тренерам — за решеткой…

Надеюсь, «Урал-Марафон» со временем будет похож на велошколу под руководством А. Никандрова. А пока, к сожалению, все не так… Собрались, поздоровались, стартовали — и катись, как знаешь. Или — как не знаешь… Угробил колени — твои проблемы, отойди, не мешай работать.»

Добавить комментарий

Войти с помощью: